zeftera.ru.

В Дагестане проходит штатская битва

дагестан В Дагестане проходит штатская битва между мусульманами-суфитами и мусульманами-салафитами, между органами внутренних дел и интегралистами.

В процессе поездки в Дагестан Андреа Никастро стал свидетелем манифестации, в которой участвовали около 800 человек, закрывших эстакаду Ростов-Баку. Они планировали одного — чтобы к ним вышел кто-то из представителей власти и слушал их. Они сообщили историю, говорящую о бескрайней несправедливости, доминирующей в данном уголке РФ, историю, которую является проявлением несовершенства судейской системы, превышения власти аккуратными органами, штатской борьбой, которая проходит в Дагестане между мусульманами-суфитами и мусульманами-салафитами, органов внутренних дел против интегралистов. В данной кавказской республике проходят 2 контртеррористические процедуры в месяц.

Так вот, 2 июня семеро парней отправились в поселение Дилим за медицинским препаратом от зубной боли. У определенных из них были короткие «талибские» бороды. Это были мусульмане-салафиты, не бандиты. Однако полиция остановила их, когда они вышли из аптеки, и побила их. Потом в избиении участвовали воспитанники правоверного преподаватели суфита Саида Абанди. Истертые перемещены в отделение органов внутренних дел, где их ждали до рассвета, наказали любого на 500 руб и принудили принять документ о том, что у них нет жалоб к милиционерам. Однако один из потерпевших скоро скончался. Начальником отдела органов внутренних дел считается Анас Сатираев, сопричастный и к иным злодеяниям, например к убийству молодой брачной пары. Манифестанты направились с просьбой к появившемуся к ним вице-премьеру Абидину Карчигаеву: не проучить и привлечь к ответственности распоясавшегося милиционерского руководителя, а лишь перевести его в другое место. Люди требовали не трибунала, а передвижения на другое место службы, сообщает создатель публикации.

Управляющий Объединение «Памятник» в Дагестане Заур Газиев говорит: «Подобных историй сотни. И только определенные делаются имуществом гласности». Гюльнара Рустамова, управляющий незначительный правоверной организации «Мамы Дагестана», являющей свободные юридические консультации, говорит: «За прошедшие 3 года из 100 арестованных лишь в отношении троих были показаны настоящие подтверждения их участия в повстанческом перемещении». Не все остановленные держат пытки. К примеру, пример Надира Мамедова. Он был арестован, затем его тело было обнаружено со следами страшенных пыток, в легких были найдены куски пластика. Его подавили, надев на голову пакет. Дело удалось привести до трибунала, однако он завершился без обвинительного вердикта. «Ни один милиционер в Дагестане никогда в жизни не был осужден. Работа в МВД — гарантия иммунитета. Но все работники милиции, которые принимали участие в аресте Мамедова, погибли в засаде, организованной на автодороге. Стоит ли представлять это исламистским терроризмом либо синхронным правосудием?» — задает вопрос издание.

Салафиты, давно живущие в Дагестане и достаточно изолированно, стали после происшествий 1999 года реальными козлами отпущения. «Абсолютно внезапно сражаться против реальных либо выдуманных бунтовщиков с талибскими бородами стало самым доходным постсоветским делом. Более оптимальным, чем контрабанда, чем приватизация», — сообщает создатель публикации. «Кремль оплачивает «особые террористические процедуры» размером 600 euro в час, — говорит лидер свободного милиционерского профсоюза Магомед Шалимов. — Из-за этого нечего поражаться, что начальники расталкивают друг дружку, чтобы заняться бунтовщиками. Однако есть что-то и похуже. Как в дни СССР, министерство ставит производственные проекты. Есть одно различие: они не пятилетние, а ежемесячные. Любое отделение должно проработать установленное число убийств, краж, похищений и иметь установленный % раскрываемости. От итогов находятся в зависимости судьба, премии, заработная плата… Так, все должны заниматься занятием, чтобы показать Москве числа, которые там планируют заметить… Тут нет Шерлоков Холмсов. Лишь люди, которые отбивают признания под пытками и выдумывают бандитов за денежные средства».

Однако повстанцы — это действительность. Коррупция и бандитизм подпитывают друг дружку. В конце июня, на саммите по Кавказу, выступая перед отечественным вице-президентом Д. Медведевым, председатель Совета по содействию формированию факультетов штатского сообщества при главе РФ Элла Панфилова заявила, что в борьбе за «зерновые места» кавказская верхушка часто склоняется к помощи бунтовщиков, чтобы ликвидировать соперников. Бандиты делаются работниками либо телохранителями, исходя из расценки. Так, отечественные средства, оттеняемые на войну с терроризмом, идут на оплачивание вооруженных групп.

Отзываясь на вопрос итальянского корреспондента о террористах, управляющий регионального издания «Черновик» Надира Исаева заявила: «Их количество растет. Также как растет количество студентов-пацифистов, которые движутся в другое государство исследовать мусульманство. Вероисповедание — один вероятный ответ на необходимость в верности, а для определенных — и в бунте».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *